Услуги Рассказы О себе Контакты
 
Свадьба
 
Репортаж
 
Дети
 
Он и Она
 
Пейзаж
 
Портрет
 
Макро
     

Залив Владимира

Прежде чем начать повествование, я хотел бы привести краткую географическую справку залива Владимира, чтобы было понятно, что это за место и где оно находится. Думаю, есть такие люди, которые не знают. Я и сам, честно говоря, не знал до 2003 года, что есть такая точка на карте Приморья.
    Выписка из лоции: ЗАЛИВ ВЛАДИМИРА вдается в гористый северо-западный берег материка между мысом Ватовского (43°54'' N, 135°ЗГ Е) и расположенным в 1,4 мили к NNW от него мысом Балюзек. С S и N вход, в залив ограничен соответственно полуостровами Ватовского и Балюзек. Полуостровом Рудановского, выступающим от западного берега, залив Владимира делится па две части: северную и южную. Северная часть называется бухтой Северная, а южная — бухтой Южная. Непосредственно к NW от полуострова Рудановского в западный берег залива вдается бухта Средняя, или Западная.
    Теперь сам рассказ. Я объединил в нем мои самые яркие впечатления от отдыха в заливе. Он может быть полезен тем людям, которые, возможно, захотят посетить залив. В некотором роде, это гид, путеводитель для туриста.
    Залив Владимира находится на севере Приморья, в Ольгинском районе Приморского края. Ехать от Владивостока довольно далеко, больше 500км, поэтому выехать стоит пораньше, часов в 8 утра. Маршрут выглядит так: Владивосток – Уссурийск – Арсеньев – Кавалерово – Веселый Яр. Сразу за Кавалерово нужно повернуть направо на Ольгу. В месте поворота установлен большой указатель: Ольга 80км. Не доезжая Ольги 7км нужно повернуть налево, на Тимофеевку и ехать мимо Ракушки до Веселого Яра. На перекрестке также стоит соответствующий указатель. Весь маршрут пролегает по хорошей асфальтированной трассе, за исключением последних 30км грунтовки. (когда я ездил последний раз в 2006г. дорогу активно расширяли и асфальтировали до самого Веселого Яра, так что, думаю, уже сделали).
    Есть еще один вариант маршрута, по южной дороге, через Артем, Шкотово, Новую Москву или Находку, Лазо, Ольгу. Дорога живописная, но уж очень убитая грунтовка, по ней не советую ехать.
    Читатель может задать вполне резонный вопрос – “А зачем ехать так далеко, Владивосток – город у моря и есть еще всякие Ливадии, Славянки, острова..? Поэтому я попробую рассказать про Залив Владимира, этот кусочек Приморья, который мне так нравится, что я уже четыре года подряд неделю отпуска провожу там. И, еще забыл сказать, нам просто нравится забраться куда-нибудь подальше от города.
    Мы ездим  на авто. Путь, как я уже сказал, не близкий, но не напрягает. Нам очень нравится ездить за рулем, особенно если ползешь не по городу в пробках, а летишь с ветерком по асфальтированной трассе где-нибудь по краю, летом.
    Итак, предварительно подготавливаемся, составляем длинный список вещей, к назначенной дате забиваем багажник различным туристическим снаряжением для дикого отдыха и в путь. Приятно ехать, когда хорошая погода, синее небо, яркое солнышко. А то когда погода не очень, дождик или тучи, едешь и все время думаешь, как бы не испортился весь отдых из-за этого. И тогда уже нет такой беззаботности в предвкушении отдыха, наморщенный лоб, сосредоточенное лицо и автомобильные дворники ползают по лобовому стеклу.
    А когда погода отличная, хорошо ехать. Можно остановиться, поразмять ноги, сфотографировать что-то, разложить бутерброды на багажнике и перекусить. Кстати, о еде. Нам очень нравится кафе “Скарлетт” в Анучино. Там всегда очень вкусно кормят и еще там подают фирменные сырники с домашней сметаной и дольками ананаса. Мимо Скарлетт мы почти никогда не проезжаем, не заехав пообедать. Это я так про Скарлетт, не подумайте, у меня там нет ни друзей, ни родственников, чтобы рекламировать. Просто повара знают свое дело, а то ведь бывает, как пообедаешь в какой-нибудь забегаловке у дороги и потом мучаешься желудком и думаешь, что за дрянь тебе принесли.
    А тут, хорошо покушал и без остановок до Кавалерово. В Кавалерово докупаем фруктов, овощей, каких-то скоропортящихся продуктов и можно ехать до самого моря. Еще у нас в Кавалерово много друзей, так что пока пообщаемся с ними или они едут с нами, на все это также требуется время.
    В конце концов, все дела сделаны. Рассаживаемся по машинам и выезжаем. Последний отрезок пути, общей протяженностью около 100км. Быстро вечереет, поэтому торопимся и едем быстро, трасса хорошая, ровная, 120км/ч – крейсерская скорость. Едем километров 70 по асфальту, затем съезжаем на грунтовку, сбавляем скорость, проезжаем Тимофеевку, Ракушку и наконец-то въезжаем в Веселый Яр. А, еще забыл сказать, не обязательно ехать до самого Веселого Яра, много удобных мест в районе Ракушки и по дороге между селами есть песчаные пляжи. Но вдоль пляжей ведет пыльная дорога, много людей и неуютно как-то в целом. Поэтому проезжаем по Веселому Яру до самого конца, где упираемся в ворота бывшего агарового завода. Здесь, собственно, деревня заканчивается и влево через мостик ведет не самая лучшая грунтовка. Но нам осталось проехать всего километров шесть, ползем потихоньку.
    Залив Владимира и прилежащие территории всегда были закрыты для граждан, и до сей поры являются военной территорией, здесь базировались атомные подводные лодки, и без пропуска сюда было никак не проехать. Но с ослаблением военной мощи России военные ушли отсюда, оставив после себя сотни километров лесных дорог, которые ведут то на полигоны, то к зияющим пустыми глазницами бывшим домам военных, то в бухты и бухточки побережья. Я это к тому, что теперь эти заброшенные дороги активно осваиваются туристами и от того, насколько проходим ваш автотранспорт может напрямую зависеть место отдыха. То есть, на полноприводном высоком автомобиле можно забраться в такую маленькую и уютную бухточку, где будет совсем мало отдыхающих. А основная масса легковых автомобилей, в том числе и мы, занимает место на полуострове Балюзек, под названием “перешеек” или “смычка” и далее, по полуострову.
    Визуально, перешеек это низкая вытянутая полоска суши, шириной триста - четыреста метров, и около километра длиной. На западе она ограничена самим заливом, а с востока на берег накатывают волны открытого Японского моря. Посередине перешейка находится довольно большое, но мелкое, не глубже, чем по пояс, озеро, наполовину поросшее камышом. Дно озера не илистое, как это обычно бывает у таких озер, а песчаное, песок морской. Поэтому вода кажется бурого цвета. Видимо, когда-то эта полоска суши была частью морского дна или же подвергалась воздействию цунами либо очень сильных штормов, потому что и вся остальная почва перешейка представлена песком, местами он все же похож на почву – результат многолетней работы природы.
    Можно, конечно, проехать и дальше, наверх по полуострову и спуститься к очередным бухтам. Однако там не так уютно, какие-то разваленные казармы, бродят коровы и вообще, много признаков присутствия людей. Чуть поодаль от берега имеется лагерь детского летнего отдыха “Балюзек” Еще дальше по дороге расположены несколько жилых домиков персонала, обслуживающего маяк и сам маяк, возвышающийся на оконечности мыса “Балюзек”.
    В поисках наиболее удобного места для отдыха мы проехали все доступные нашей машине дороги и все-таки остановились на перешейке. Но не на самой песчаной пляжной полосе, а в дубовой рощице на окраине перешейка. Есть тень, палатку ставишь не на песок, который на жаре раскаляется так, что на него босиком невозможно ступить и который набивается во все вещи и в палатку, а на мягкую траву. Не нужно искать колья для того, чтобы натянуть тент, для этой цели уже выросли дубы. Моря, правда, не видно, оно закрыто небольшим песчаным холмиком, зато у подножия холма бьет ключик и отпадает проблема с пресной водой. А то, что не видно моря, не беда, мы и не собираемся целыми днями сидеть в лагере, а намерены отдыхать, купаться, загорать, ловить рыбу и гребешков, изучать и исследовать окрестности и побережье. Для этого мы сюда и приехали.
    Не буду утомлять читателя про бытовую сторону отдыха, как мы там устраиваемся и прочее, с этим и так все понятно.
    И вот, первая ночь в палатке, первое утро нового дня и полноценного отдыха на природе. И мы просыпаемся, завтракаем и можно делать все что угодно и идти куда угодно, то есть на все четыре стороны, в прямом смысле. Хочешь, загорай и вялься на солнышке или бери фотоаппарат и иди, исследуй, фотографируй, почувствуй себя первопроходцем.
    И я беру фотокамеру и иду. Направляюсь через смычку на побережье к открытому морю. Туристов отдыхает на том берегу немного, так как по дороге можно увязнуть в песках или застрять в огромной луже, которую никак не объехать. Немногочисленный автотранспорт представлен, в основном, полноприводными джипами и грузовичками.
    Утро, солнце еще невысоко, над морем не успел подняться туман. Иду по побережью вправо, на юг, в сторону маяка. Постепенно туман рассеивается, обнажая обрывистую и скалистую береговую черту. В этих местах почти везде такой берег, прерываемый иногда песчаными бухтами. Местами скалы обрываются прямо в море, приходится обходить их, бредя по воде. Морское дно каменистое, вода прозрачна и такого лазурного цвета, как на картинке. Пройдя, таким образом, несколько километров, после очередного изгиба береговой черты, показался стоящий на скалистом мысу маяк. Все ясно, я дошел до (не знаю, как назвать) горловины или входа в залив. Забираюсь на скалы мыса Балюзек, фотографирую снизу маяк, сидящих на скалах, словно изваяния, бакланов и противоположный мыс Ватовского, похожий отсюда на огромную рогатую голову дракона. Море спокойное и ласковое, даже не верится, что оно может обрушиваться на берег с такой яростью, что вздрагивает весь утес (мне об этом говорил один местный житель). А сейчас почти полный штиль и с высоты скал видно всю структуру морского дна. На протяжении около 100-150м от берега оно выглядит как каменное плато, изрезанное трещинами – морскими мини каньонами, а потом резко обрывается вглубь каменным склоном. Для морской стороны залива это характерный донный ландшафт, в самом заливе дно, в большой степени песчаное. Глубины на этом плато небольшие, 05,-1,5м. Кое-где растет ламинария и морская трава зостера. Скалы щедро помечены пометом морских птиц и, местами, совсем белые. Задираю голову к маяку, стоящему на вершине скалы. Высоко. Не меньше, чем 12-ти этажный дом или еще выше. Редкие низенькие дубовые рощицы подступают и ютятся у самого обрыва. Тут же решаю на следующий день пойти по верху, утром я видел тропу, ведущую, надо думать по вершинам обрывистого берега.
    Пора двигаться в обратном направлении. Из людей никого не встречаю, хорошо. Не часто удается нам, городским жителям долго побыть одним. Вспоминаю, что, обходя скалы, я заметил на дне двустворчатого моллюска “гребешка Свифта”, называемого просто “каменушкой”. Это небольшая ракушка с волнистой раковиной, розоватого цвета. Она гораздо меньше Приморского гребешка и совсем на него не похожа. Однако с гастрономической точки зрения очень даже недурна и не уступает по вкусу последнему.
    Посему, оставляю на берегу фотокамеру, и иду исследовать каменное плато. Глубина, как я уже сказал не большая, в среднем, не выше пояса, дно отлично видно и на нем масса интересного. Завсегдатаи здесь, морские ежи и звезды (хорошо, что у меня на ногах резиновые сланцы, не наступать на ежиков невозможно, столько их здесь). Иногда встречаются оазисы из морской травы, особо богатые живностью. Если раздвинуть заросли, то метнуться прочь потревоженные окуни-терпуги и в страхе разбегаются во все стороны раки-отшельники в своих ракушках-домиках. Изредка путь мне преграждают каменные расселины, глубиной около двух метров. Так я бреду по плато, пока не добираюсь до торчащих из воды скал, за которыми дно обрывается вертикально вниз. А дальше цвет воды такой, что ясно, глубины вовсе немаленькие. Возвращаюсь на берег. В моей футболке, приспособленной вместо пакета, хлопает створками десятка три гребешков Свифта. Есть с чем вернуться к обеду
    Наверное, пока я бродил, то был похож на того древнего человека, который веками занимался здесь собирательством, охотой и жил в пещере. Будто ничего с тех пор не изменилось, и не было тех тысяч лет, отделявших меня от него. Море, скалы и один я, первобытный собиратель ракушек. О том, что это не так, свидетельствует лишь соременная цифро-зеркалка, оставленная мною на берегу. 
    Доставляю свой улов в лагерь, время перевалило за полдень, солнце жарит, по мелким камням неудобно идти, и резиновые сланцы, не самая лучшая обувь для пеших походов, пусть и не очень длинных. На сегодня достаточно напутешествовался.
    Теперь можно отдохнуть, как и большинство туристов, то есть, пообедать, поспать в палатке, потом полежать на пляже, искупаться и прочее. Вечером, конечно, ужин, непременно костерок, обмен впечатлениями. Чернота ночи подчеркивает огромный звездный небосвод, созвездия, млечный путь словно вычерчены на карте созвездий. Конечно, я не могу удержаться, устанавливаю фотоаппарат на штатив и снимаю звездное небо. На этом культурную программу дня можно считать выполненной. Засыпаю с мыслью, что завтра будет другой день, который принесет новые маленькие открытия.
    И день не заставил себя ждать. Сначала робко, а потом все настойчивее пробиваются в палатку первые лучи солнца. Бурундуки и мыши снуют мимо нашего бунгало, громко шелестя травой. Из соседнего лагеря пришел кот, проверить как мы тут живем
    Все, подъем. Погода отличная, синее, безоблачное небо, день обещает быть жарким. Солнце еще невысоко, но мешкать нельзя. Наскоро завтракаю, привычным жестом вскидываю на плечо фото сумку и в путь. Пересекаю перешеек и начинаю подъем в гору по извилистой тропке. В самом начале тропы, на небольшом возвышении установлен деревянный створ, ищу глазами второй, но не нахожу. Забираюсь все выше. Холмы, по которым я шагаю, в основном безлесные, склоны их поросли травой и зарослями колючего морского шиповника. Повсюду растут красивые цветы, названий которых я не знаю, иногда тропинка ведет сквозь низенькие корявые дубовые рощицы. И при всем при этом, она не уклоняется от обрывистого берега. Я иду, и справа лес, поляны цветов, а слева подо мной раскинулось безбрежное синее море. Посмотришь вниз, и от высоты захватывает дух. Побережье сверху выглядит совсем не такими, как внизу. С высоты птичьего полета скалы и плавные линии побережья как бы представляют цельную картину, готовую композицию для картины. Берег красиво оторочен белой полоской прибоя и совсем недалеко в море замечаю стаю нерп. Их головы то появляются над водой, то исчезают. Сожалею лишь о том, что взятых с собой из дома карт памяти точно не хватит, чтобы запечатлеть все. Прохожу мимо бетонных военных ДОТов, каких немало по побережью Приморья. Все же это пограничная зона.
    В свете недавних законодательных новшеств, объявляющих значительную часть Приморского края закрытой пограничной зоной, наплыв туристов сюда, по-видимому, сократится. Чтобы приехать, потребуется оформить пропуск, что в условиях российской бюрократии наверняка займет не один день. Многим просто будет недосуг заниматься этим. Хотя, с другой стороны, я езжу уже в эти места 4 года подряд и вижу, как на глазах загаживается побережье. Перешеек, прежде чистый, в летний сезон обрастает огромными зловонными кучами мусора, места стоянок после некоторых нерадивых туристов тоже являют собой печальное зрелище. Неужели нельзя убрать за собой, закопать в землю или вывезти в специально отведенное место. Поэтому, пропускная система имеет смысл хотя бы с экологической точки зрения.
    Но на этих обрывистых склонах сопок, там, где я сейчас шагаю, пока все хорошо. Основная масса туристов не ходит далеко и не мусорит. Вот уже и маяк показался. Тропинка в последний раз ныряет в дубовый лесок, и через некоторое время я уже стою около маяка на мысе Балюзек.
    Как и все маяки, маяк залива Владимира выглядит классически. Каменное одноэтажное здание с башенкой наверху. Однажды мне даже удалось побывать внутри на эксклюзивной экскурсии. Случилось это так. К нашему лагерю подошел слегка выпивший мужичок и попросил о помощи. По его словам, они приехали отдыхать на УАЗике из Тимофеевки или из Ракушки, и у них пробило сразу два колеса. Человек попросил съездить на машине до маяка за запаской. Он сказал, кажется, что на маяке работает его брат. Свою просьбу он подкрепил обещанием показать нам маяк и рассказать про него. Естественно, мы согласились. Ближним надо помогать, а тут еще и экскурсия в придачу. Вот так я побывал на маяке. Нас провели в здание, показали журнал с записями, приборы, которые наверно уже можно считать раритетом и провели по узкой винтовой лестнице в сердце маяка, там, где горит маячный огонь. Здесь установлен мощный прожектор с отражателями. Нам пояснили, что и прожектор и отражатели изготовлены из специального сорта хрусталя для улучшения оптических свойств. Наш гид рассказал нам, что в сильный шторм, я уже упоминал об этом, можно почувствовать, как от ударов волн маяк вздрагивает. Я попросил его рассказать о примерной силе шторма, на что он ответил, что в сентябре 2004г. был такой шторм, что выброшенная волнами морская капуста повисала на проводах линии электропередач, ведущих к маяку. А гребешка выбросило столько, что он сам собрал 300кг чистого мяса. Было объявлено штормовое предупреждение, но еще не разъехавшиеся туристы не вняли ему, за что и поплатились. Несколько автомобилей унесло в море. Может насчет 300 кг гребешкового мяса это и несколько преувеличенные данные, но в остальном я ему поверил. И сейчас расскажу почему.
    Возвращался я с маяка уже по грунтовке, а не по тропинке, петляющей вдоль обрывистых берегов. И вспомнил один летний сезон, когда убедился в том, что безобидное летнее море может свирепеть и обрушивать гигантские волны на песчаную полоску пляжа, сплошь усеянную палатками отдыхающих. Помню, мы возвращались ясным безветренным днем таким же маршрутом с маяка и, спустившись на перешеек, сначала услышали глухой шум, а потом и увидели, как огромные волны накатывают на пляж, тесня туристов с их палатками и тентами. Колеса нескольких, близко стоящих к воде, автомобилей уже омывала волна, заставляя все больше зарываться в песок. Узкая прибойная полоска расширилась неимоверно, напоминая, скорее, огромные пляжи Копакобаны. Ландшафт пляжа менялся на глазах. Там, где была мелкая галька, нанесло песка, обнажились большие камни и ржавые листы железа, наверно некогда бывшие военными кораблями. Пресный ключик у подножья холма замыло песком, и волны все сильнее ударялись о склон, вырывая с корнем траву.
    Мы с изумлением взирали на это, впрочем, как и остальная туристическая публика. Какой-то пьяный мужик, держа в руках стопку водки, полез в море, обещая налить Нептуну рюмочку, чтобы тот перестал буйствовать. Гребни волн из белоснежных стали грязно-черными, взбаламутив грунт. Каждая новая волна становилась яростнее предыдущей, заставляя людей спешно собирать пожитки и эвакуироваться повыше на берег. Разгулявшийся, где-то далеко в море, возможно еще несколько дней назад шторм обрушился мертвой зыбью на побережье Приморья. Только к вечеру морской царь смилостивился, и море успокоилось. И это была всего лишь зыбь. А если настоящий шторм? Вот такое дело.
    Между тем, я вернулся в наш лагерь. Моей добычей в этот раз стала лишь полная “флешка” с морскими пейзажами. Один маяк запечатлен не меньше чем в десяти ракурсах. Еще, во время моей прогулки по сопкам в нескольких километрах севернее перешейка на япономорском побережье я заметил несколько удобных и почти безлюдных бухт. Там стояло совсем немного палаток. Видимо, подъездные дороги только для танков. В самой большой бухте находилось озеро размером гораздо больше нашего. Своими открытиями я поделился со Светой, и на днях мы решаем прогуляться на север по побережью.
    Хорошо все-таки отдыхать, не думая ни о заботах, ни о проблемах. Самое ответственное мероприятие здесь у нас - сбор дров для вечернего костра.
    Потому что как же вечером без костра, нельзя. Костер нужен не для того, чтобы на нем готовить, для этого у нас имеется газовая печка, и не для отпугивания мошки, ее здесь почти нет, а для соблюдения традиций. Хорошо смотреть на огонь. Угли костра мерцают в темноте, по ним пробегают жаркие огненные волны и это красиво. Пошевелишь костер, и к небу взлетают тучи искорок, освещая задумчивые лица. Огонь завораживает и успокаивает. Жалко, что в нашей компании нет гитариста с гитарой.
    Вот поэтому мы запасаемся дровами. Очень хорош для растопки выбеленный морем и высушенный ветрами плавник. Если как следует пройтись по песчаным пляжам перешейка, то можно насобирать целые вязанки.
    Вечереет, и мы любуемся красивейшим закатом. Небо и море полыхают багрянцем, контрастируя с черными сопками. В огненном море отчетливо выделяется мачта когда-то затонувшего в заливе военного танкера. Романтика.
    Утро, на которое мы запланировали наш поход, выдалось пасмурным. Но для нашего мероприятия это даже к лучшему. Не будет изнуряющей жары. До озера, увиденного мною вчера идти никак не меньше 5-7 км по песку и галечнику. Собираем провиант в дорогу и выдвигаемся по побережью на север. Здесь такие же обрывистые берега и небольшие, уютные бухты. В одной их них стоит пара палаточных лагерей, транспорт: джипы и грузовики. Сколько я не смотрел, так и не заметил никаких дорог, как они сюда забрались? Мысы, отделяющие одну бухту от другой, как правило, далеко выдаются в море. Приходится разуваться и осторожно обходить их по воде. Было бы досадно утопить фотоаппарат.
    В очередной бухте мы увидели “индейца”. На нем была юбка до пят из морской капусты, а в руках какое-то особенное копье для ее добывания. На наши удивленные взгляды и вопросы он ответил, что занимается заготовкой ламинарии, и даже рассказал рецепт ее быстрого приготовления. Что ж, надо попробовать, согласились мы и зашагали дальше. До озера дошли наверно через два часа. Бухта, в которой оно расположено, оказалось достаточно большой, пол Шаморы, точно. Отдыхающих здесь тоже обосновалось немало, но плотность “населения” гораздо меньше, чем на перешейке. Озеро как я и предполагал, оказалось большим, глубоким и теплым. Мы с удовольствием в нем искупались, смыв с себя морскую соль. Миссия выполнена, и можно бы поворачивать назад. Но как же можно вернуться, если совсем недалеко, буквально в полутора - двух километрах севернее по побережью виднелась такая необычная скала в виде круглой арки, очень достойная достопримечательность. Двигаться дальше в наших планах не было. И еще, там был большой отрезок пути, где надо было идти по воде под скалой. Однако я говорю Свете, - “извини, я быстро” и, вперед. Хотя бы немного, чтобы посмотреть, что там, за очередным поворотом. Я так и не дошел тогда до этой каменной арки, слишком далеко было, да и погода начала портиться. Задул ветер, могла подняться волна, и тогда было бы сложно огибать мысы. К вечеру мы вернулись в лагерь. Но я когда-нибудь обязательно еще схожу этим маршрутом. Еще дальше по побережью на карте обозначены два больших соленых озера и за день, походным шагом сходить туда и обратно, думаю вполне реально.
    Вообще, исследовать побережье очень интересно. Вы ограничены лишь временем пребывания здесь. Вот так незаметно наступило и последнее утро нашего “дикого” отдыха. Много еще было всякого интересного, о чем я здесь не упомянул, но это уже частности. Все хорошее когда-то заканчивается, и наступают будни. Но именно поэтому, на их фоне так ярко всплывают в памяти картинки лета.
    Все же, думаю, у читателя сложилось достаточно полное представление о заливе Владимира, ну, с туристической точки зрения, конечно. И еще, я хотел бы предупредить, тех, кто прочтет мой рассказ и непременно захочет побывать во Владимире. Народу в последние годы очень много. Какие-то ловкие предприниматели взялись даже зарабатывать деньги, требуя по 200руб. с машины за стоянку на перешейке.
    Если есть возможность, поезжайте во второй половине июля. Отдыхающих немного, и по моим наблюдениям, вода в июле теплее, чем в августе. В августе в море происходят гидрологические процессы, типа апвелинга, (перемешивание слоев) или же слегка меняется направление холодного Приморского течения. Но не ждите чудес, температуры воды, про которую говорят “парное молоко” вы не дождетесь. Максимум, 19-20 градусов.. Все же это север Приморья. Хорошего Вам отпуска!

2007г.